Геннадий Дворников Journal (genveles) wrote,
Геннадий Дворников Journal
genveles

Categories:

Былинный Киев был на Дунае?

Оригинал взят у korkonnik в Где искать былинный Киев?

  Прорыв в былиноведении «нагрянул», когда его совсем не ждали.
  Поэтому, как всегда, он прошёл незамеченным.

     До сего прорыва историческая истина «держала щит меж двух враждебных» школ былиноведения, но в 1997 году были опубликованы исследования представителей этих школ, которые приходили примерно к одним и тем же выводам. Одну из школ представляли историк И.Я. Фроянов и фольклорист Ю.И. Юдин, другую – С.Н. Азбелев, ученик Б.А. Рыбакова.
 
    Возможно, их статьи, опубликованные в узкоспециальных сборниках, так и остались бы неизвестными широкой общественности, но нашёлся исследователь – Лев Прозоров (Озар Ворон), который по достоинству их оценил и обнародовал. И не просто обнародовал: прежде всего, он свёл воедино результаты «трёх богатырей» былиноведения – Юдина, Фроянова и Азбелева, довёл некоторые «оборванные» линии прежних исследований до логического завершения, заполнил ряд «чёрных дыр» и «белых пятен»…
 
   
 
    
    И получилась целостная картина былинного прошлого. Она и поможет нам в поисках былинного Киева, местонахождение которого не столь очевидно, как казалось ранее. Начнём с рассказа об основных выводах Юдина, Фроянова, Азбелева и Прозорова относительно былин (при этом мы будем опираться на работу Озара «Времена русских богатырей», в новом издании – «Русские богатыри»).
 
Часть первая, ликбезовская, или
«повторенье – мать ученья»
 
    Очевидно, что былины несут на себе следы всех исторических эпох – от времён их складывания до момента их записи фольклористами. В некоторых записях былин фигурируют уже огнестрельное оружие и предметы быта нового времени (трубочки подзорные и т.п.). Но исследователей больше интересует самый древний, изначальный пласт, по которому можно определить время зарождения былин. Оценив общественные отношения, верования и быт былинного общества, исследователи пришли к однозначному выводу: это – не летописная Русь, это – не Русь времён Рюриковичей!
 
    В былинах отражены такие черты общества и быта, которые были архаичными уже во времена первых Рюриковичей. В центре страны сидит князь Владимир Красно Солнышко – священный неподвижный правитель, который, в отличие от летописных князей, никуда из своего терема не отлучался. Имеются в былинах и мотивы неприкосновенности священного правителя.
 
    Вывод историков неутешителен для почитателей крестителя Руси: былинный Владимир Красно Солнышко никоим образом не связан с историческим Владимиром Святославичем. Скорее Владимир Красно Солнышко соотносится с легендарным предком Гостомысла, старым Владимиром из Иоакимовской летописи, о котором уже во времена написания этой летописи сказывали сказания.
   
    Следы дохристианской веры в былинах многочисленны. Вплоть до буквальных: «Ты пойди-тко во Божью церковь, да молись Богам нашим могуциим!» Описание конкретных действий былинных героев, которое порою перекликается со свидетельствами других исторических и археологических источников, также позволяет судить об их исконной русской вере. Например, фигурирующее в былинах обязательное омовение перед молитвой характерно для большинства религий «индоевропейцев».
 
    Голова поверженного противника, насаженная на копьё – трофей, который богатыри, включая самых положительных героев, почитали честью принести на заставу, на двор князя или на собственный двор – тоже заставляет думать о языческой религии, где такой трофей мыслится как жертвоприношение воина Богам. Аналогичные трофеи описываются в кельтских легендах.
 
    Одним из указателей религиозной принадлежности является погребальный обряд. В былинах описывается погребение в срубе («клети», «домовине») и в погребальной ладье («колоде белодубовой»). Это вполне соответствует археологическим данным о языческой Руси. Русский обряд погребения в срубе описывает и арабский путешественник Ибн Русте.
 
    Перечень архаичных черт в религии, вооружении и быте былинной Руси можно длить и длить. Но интереснее всё же уточнить время и место событий, описываемых в былинах. Проанализировав упомянутые черты былинного общества, Фроянов и Юдин пришли к датировке: середина 1 тыс. н.э.
 
    Азбелев дал такую же датировку, хотя шёл совсем другим путём: он ещё раз проанализировал найденные предшественниками параллели между русскими былинами и эпосом Центральной Европы – немецкими «Тидрек-сагой» и «Песнью об Ортните». Как оказалось, они посвящены примерно одним и тем же событиям времён Великого переселения народов. Совпадают и персонажи: в былинах – князь Владимир Красно Солнышко, богатырь (а потом и предводитель богатырской дружины) Илья Муромец и их общий племянник богатырь Ермак; а в германских поэмах действуют Вальдемар – конунг русов, военачальник Илиас фон-Рюссен и их племянник Эрно (или Ортнит). Совпадают генеалогии и других героев.
 
    В образе противника русов Тидрека запечатлелись и слились исторический король готов Теодорих, а также его отец Теодомир, воевавшие с дунайскими ругами (русами) – что отправляет нас в 5‑6 века. Азбелев подкрепляет это свидетельством Иоакимовской летописи, где Владимир назван предком Гостомысла в тринадцатом колене. Последний, согласно германским хроникам, умер в 844 году. Вычитаем где-то три или четыре века и опять получаем времена Великого переселения, готов и гуннов – середину 1 тыс. н.э.
 
    Однако вместе с такой датировкой всплывает совершенно неожиданная география былинной Руси: она находится где-то в Средней Европе! Точнее, имеются, по выражению Озара, «три слоя былинной географии». Первый слой, самый очевидный – это Киевская Русь 9‑10 вв., география Восточной Европы. Это понятно: сказители былин сами жили здесь, на Руси. Второй слой – «библейская» география. Сказители были православными христианами, при этом былины по своему значению приравнивались ими к духовным стихам. Поэтому неудивительно, что в былинные сюжеты проникли «горы Араратские», «земля Ханаанская», «Евфрат-река». И, наконец, третий слой былинной географии – самый загадочный, но в то же время непротиворечиво стыкующий былины с европейским эпосом – это география Средней Европы: от Польши до Италии.
 
    Богатыри спокойно ездят в земли Ляховецкую и Поморянскую – то есть в Польшу, добывают там невест. Есть былина «Королевичи из Крякова» (то есть из Кракова), где польский королевич назван «богатырём святорусским». Кстати, из славянских языков только в польском языке слово «богатырь» по звучанию и значению совпадает с русским. В польских преданиях есть аналоги русских былинных героев: так, хитроумный богатырь Лешко Попелюх почти во всём напоминает былинного Алёшу Поповича.
 
    Знакомы русским богатырям и «латынские дороги» – видимо те, что построены ещё римлянами. Илья Муромец «три года служил у короля тальянского». В земле Тальянской у него родилась дочь, в землю Латынскую он ездил за конями. То есть Италия богатырям тоже знакома.
 
    Сам Илья Муромец (или Муровленин, Моровлин, Муравич) изначально, видимо, связан с Моравией, областью к востоку от Чехии. То есть богатырь Илья – моравец. А его связь с городом Муромом и селом Карачаровым является в былинах достаточно поздним напластованием.
 
    Неоднократно в былинах упоминаются удалые поляницы – воинственные женщины, что перекликается с историческими свидетельствами о славянских «амазонках» Средней Европы. О них свидетельствуют: Павел Диакон, Ибрагим ибн Якуб, ат-Тортуши, аль-Идриси, Адам Бременский, Саксон Грамматик и другие. Козьма Пражский, рассказывая о зáмке девушек-воительниц под названием Девин, существовавшем на месте пражского Вышеграда, связывает этих «амазонок» с историей собственного народа.
      
  
Поляница
  
    Илья обороняет Киев, стоя в заставе «на степях Цицарских», по мнению Озара – австрийских. Возможно, имеется в виду «цезарских» – то есть, опять же, римских (пределы Римской империи достигали Дуная, современных Австрии и Венгрии).
 
    А где же находилась сама страна, которую обороняли Илья и его богатыри? Где была её столица и её границы с богатырскими заставами? Вот, собственно, мы вышли к теме, вынесенной в заглавие статьи.
 
    Заглянем в «Тидрек-сагу»: «Сага эта начинается в Апулии и идет к северу по Лангобардии и Венеции в Швабию, Венгрию, Руссию, Виндланд, Данию…» Руссия здесь где-то рядом с Венгрией и страной вендов – западных славян. До Италии (Венеции) от неё тоже недалеко. В «Тидрек-саге» русы воюют не только с готами Теодориха (правившего из Вероны в Италии), но и с гуннами Аттилы – обитателями Венгрии.
 
    Самое главное: Киев – столица Руси – в ряде былин стоит на Дунае, а не на Днепре! Дунай течёт под Киевом, Дюк Степанович плывёт к Киеву по Дунаю. А сам Дунай проистекает от крови заколовшегося под Киевом богатыря Дуная. Дунайская Русь!
 
    А была ли такая? Немало сведений о Руси на Среднем Дунае собрали А.В. Назаренко и А.Г. Кузьмин (см. например Кузьмин А.Г. «Сведения иностранных источников о Руси и ругах»).  Они выявили в данном регионе ряд топонимов и антропонимов, образованных от слова «Русь». Среди множества сведений есть, например, упоминание арабом Идриси «других русов», живущих рядом со «страной Ункарайя» (Венгрией). А венгерские документы 11 века называют Имре Святого «герцогом русов».
 
    А.Г. Кузьмин и Э. Цельнер выдвинули и обосновали тезис о тождестве русов и ругов. В эпоху Великого переселения народов руги имели своё «королевство» в бывшей римской провинции Норик на Среднем Дунае – это восток современной Австрии, запад Венгрии. Входили туда, видимо, и прилегающие области Чехии и Словакии. Германцы называли эту страну Ругиланд или Ругиналанд, а её жителей – ругами. Через германцев имя «руги» проникло в латинский язык средневековых европейских документов и применялось в отношении всех русов: и дунайских, и балтийских, и русов Киевской Руси.
 
    А.Г. Кузьмин проработал множество средневековых источников о ругах и русах, что позволило ему сказать: «Тождество ругов и русов не гипотеза и даже не вывод. Это лежащий на поверхности факт, прямое чтение источников, несогласие с которыми надо серьёзно мотивировать». Категоричность исследователя объясняется тем, что до сих пор «в широких кругах узких специалистов» руги считаются германцами, хотя никаких доказательств их германоязычия не существует.
 
    Итак, Дунайская Русь, былинная Русь – в первом приближении тождественна стране ругов, Ругиналанду. Причём этноним «руги» является внешним (германским) наименованием, а «русы» – самоназванием народа. Время существования Дунайской Руси – 5‑6 вв. н.э. Это время дают нам и европейские исторические источники о «королевстве» ругов, и анализ русских былин в сопоставлении с европейским эпосом.
 
    Далее это государство было захвачено гуннами Аттилы и включено в состав его державы. Свидетельство Приска Панийского, побывавшего в ставке Аттилы в Паннонии, убеждает нас, что сами гунны к тому времени тоже достаточно ославянились (если изначально не были славянами) или же их держава была полуславянской. Дворец Аттилы, представлявший собой срубные строения, украшенные резьбой, явно являлся творением славянского зодчества. Возможно, среди подданных Аттилы были и дунайские русы.
 
    Архитектура дунайского Киева, судя по описаниям былин – «окошки косящаты», «палатный брус» – тоже типично славянское деревянное зодчество, какое имело место и в ставке Аттилы. Не исключено, что археологи уже нашли городища обеих этих столиц, только идентифицировать их – большая проблема.
 
    Так, где же всё-таки искать былинный Киев?
          

Витязь на распутье

Часть вторая, гипотетическая, или
приближение к былинному Киеву

     
    Всё написанное выше – есть изложение уже открытого и определённого. Теперь же мы вступаем в область гипотез и предположений. Как сообщает Озар, болгарский исследователь Н.П. Ковачев насчитал в землях славян более семи десятков Киевов, Киевых, Киевцов, Киевичей, Киевищ и прочих подобных топонимов, в том числе несколько – на Дунае.
 
    Наиболее вероятным «прототипом» былинного Киева Озар называет Кёве в Венгрии и место напротив устья Моравы. Честно говоря, городка Кёве на карте Венгрии я не нашёл. Некоторое созвучие с Киевом русов есть в имени современного венгерского городка Рацкеве, стоящего на рукаве Шорокшарский Дунай к югу от Будапешта.
 
    По ряду соображений, которые будут изложены ниже, я считаю, что легенда об основании Киева изначально относилась именно к дунайскому Киеву. Поскольку по легенде Киев основан «на горах», предполагаю, что лучше искать его в том месте, где к Дунаю подходят какие-либо горы или возвышенности. Тогда равнинный Рацкеве отпадает.
 
    В первую очередь, на ум приходит возвышенность Буда. Стоявший на ней и на берегу Дуная город Буда (название славянское) вошёл в состав Будапешта – современной столицы Венгрии. Другой «претендент» на местонахождение былинного Киева – возвышенность Вишеград, на которой стоят маленький городок Вишеград и старинная столица Венгрии Эстергом. Аналогично, возле днепровского Киева был небольшой городок Вышгород.
    
    
 
Места поиска былинного Киева в Венгрии
   
    Однако против венгерского местонахождения былинного Киева есть следующий аргумент (впрочем, не очень твёрдый): в Венгрии (Паннонии) должны были находиться владения противника русов – Аттилы. Его страну «Тидрек-сага» и средневековые немецкие поэмы называют Гуналандом. И любое из указанных мест вполне могло быть столицей гуннов.
 
    Приходится искать былинный Киев выше по течению Дуная: вместо карты Венгрии открываем карту Чехии и Словакии. Первым бросается в глаза город Киёв в Моравии на речке Киёвке, притоке реки Дие, являющейся притоком Моравы. Горы там есть, а вот до Дуная далековато – свыше 100 км. Может быть, Киёв как-то и связан исторически с дунайским Киевом (например, основан выходцами из него), но сам вряд ли им является.
 
    Передвигаемся к предложенному Озаром устью Моравы. Вот это место является наиболее вероятным из всех рассмотренных! Здесь к Дунаю подходят отроги Малых Карпат (искомые горы имеются!), и находится столица Словакии – Братислава. И кроме того, это уже не Паннония, не вотчина Аттилы. А ещё здесь имеются «русские» топонимы: ойконим Русовце в черте Братиславы и гидроним Русбах – «русский ручей» – на австрийской стороне Дуная.
     
     
Места поиска былинного Киева: от Киёва до Братиславы и далее
     
    Подходящим местом для былинного Киева я бы счёл и район австрийской столицы – Вены, хотя и без того получается много версий. Но Вена тоже удовлетворяет условиям поиска: находится на Дунае, в бывшем Норике – там, где источники помещают страну ругов. Вблизи Вены к Дунаю подходит отрог Альп – возвышенность Венский Лес.
 
    Выше по Дунаю местность становится всё более гористой, но там уже нет раздолья богатырского – полей и степей. Все «Цицарские степи» остаются восточнее. Поэтому продолжать поиски вверх по Дунаю, в западном направлении считаю бессмысленным.
 
    Итак, более всего я склоняюсь к поиску былинного Киева в районе Братиславы, в устье Моравы. Быть может, он находился на правом берегу, напротив устья Моравы – как предположил Озар (кстати, на правом берегу основан и днепровский Киев). А может, стоит его поискать и на левом берегу, в Словакии. Учитывая народонаселение той поры, город этот, скорее всего, невелик. Но поскольку он являлся столицей средней европейской страны, возможно, он и не мал. То есть найти его археологическими методами можно.
 
    Следует обратить внимание, что многие из рассмотренных нами мест, по-видимому, оптимальны для устройства столиц – раз на них находятся современные европейские столицы – Будапешт, Братислава, Вена – и древняя столица Венгрии Эстергом.
 
    Может, точнее установить место нам помогут две самые известные легенды о Киеве? Кажется, они тоже относятся к дунайскому Киеву и подтверждают собою данные, выявленные из исследования былин. Рассмотрим эти легенды подробнее.
 
    Одна из них – о странствии Апостола Андрея. Сюжет её вкратце таков: Апостол Андрей путешествовал из Константинополя в Рим. По пути он посетил Киев, затем Новгород в землях словен, где отметил любовь последних к мытью и баням. А потом из земель словен – добрался и до Рима.
 
    Кто-то верит в эту легенду, кто-то – нет. В любом случае обычно считается, что легендарное путешествие проходило по Днепру, по пути «из варяг в греки». Но давайте возьмём карту или глобус и мысленно нанесём на неё маршрут подобного путешествия: мы увидим, что путь из Константинополя в Рим по Днепру и, далее, через Великий Новгород – мягко говоря, не самый лучший. Конечно, понятно, что Земля – шарообразна, и «все дороги ведут в Рим». Но в нашем случае путешественник добрую половину пути удаляется от Рима.
 
    Дополнительное обстоятельство: пути «из варяг в греки», который проходил бы одновременно через Киев и Новгород Великий, скорее всего, вообще никогда не существовало. Бассейны Днепра и Волхова разделяли высокие, поросшие густыми борами, водоразделы, через которые не было волоков. Поэтому, древние и средневековые путешественники пользовались другими – удобными путями: балтийско-волжским и днепровско-двинским (кстати, последний, напрямую связывая Балтику и Черное море, как раз и является кратчайшим путём «из варяг в греки» – но он проходит далеко мимо Новгорода).
 
    Как же быть с легендарным странствием Апостола Андрея? Историк и археолог Андрей Никитин высказал предположение, которое сразу всё поставило на свои места, сделав маршрут путешествия логичным, а факт путешествия – вполне возможным. Предположение такое: Апостол Андрей странствовал по Дунаю, а не по Днепру. По Дунаю и вправду лежал сравнительно безопасный путь из Константинополя в Рим, продолжавшийся посуху – видимо, через территорию современных Австрии и Словении – в Италию. Легенда упоминает о трёх устьях Днепра: но столько устьев как раз у Дуная (три крупных протоки в дельте – «гирла»), а у Днепра всего одно устье.
 
    Наличие Киева и словен на Дунае во времена Андрея – возможно, анахронизм (этническая и географическая ситуация, существовавшая на Дунае в 5‑6 веках н.э. и привнесённая в историю о странствии Апостола, совершившемся в 1 веке н.э.).
 
    Но одно можно сказать определённо: Киев в легенде – дунайский, а не днепровский. И любители бань, словене – здесь не ильменские. Скорее всего, имеются в виду дунайские словене, предки словаков – у них и сегодня имеется много городков, в названии которых есть слово «баня». Или же легенда имеет в виду предков словенцев, страна которых лежит на пути с Дуная в Италию.
 
    Вторая связанная с Киевом легенда – сказание о Кие, Щеке, Хориве и сестре их Лыбеди. По легенде, было три брата: Кий (в некоторых вариантах – Рус), Щек и Хорив (Хорев) – и сестра их Лыбедь. От Хорива пошли хорваты, от Щека – чехи, а от Кия – русы. Кто произошёл от Лыбеди, легенда умалчивает. Про Кия мы также знаем, что он с братьями построил город Киев. Поэтому, у Кия (Руса) два имени: имя Рус подчёркивает его роль предка-эпонима русов, а имя Кий – роль основателя Киева.
 
    По археологическим данным хорваты Югославии являются выходцами из западнославянских земель. Ещё в летописные времена в Судетах жили чёрные хорваты, а в Карпатах – белые хорваты. Стало быть, прародина хорват вплотную примыкает к местообитанию чехов. Это заставляет нас внимательнее отнестись к легенде о Кие, Щеке и Хориве и предположить, что она посвящена событиям, развивавшимся в основном на территории Чехии и прилегающих к ней мест – в одном компактном придунайском регионе.
 
    А о чём всё-таки эта легенда?
    Почему братьев – трое, а сестра – одна?
 
   Чтобы разобраться в этих вопросах, нужно взять другую книгу Льва Прозорова – «Тайны Киевского Пятибожия». Там рассказывается о Пяти Богах у русичей и других родственных народов (кельтов, индийцев), о связи Пяти Богов с кастами и традиционным делением земель, стран и городов на пять частей (пятин): центр и четыре четвертины – в виде секторов, расходящихся от центра. Такое деление земли известно у тех же кельтов, индийцев. Символизирует его известный знак – «кельтский крест», или вариация оного – знак Земли (просто крест в круге).
    
    
Кельтский крест
     
    По логике вещей такое деление Земли должно было иметь место и у славян – постольку, поскольку славяне знали Пятибожие, аналогичное индийской Панчадэватте. И следы этого сразу же обнаруживаются в языке: у слова «округа» находится синоним – «окрестность», а слово «вокруг» равнозначно слову «окрест». Но обнаруживаются следы славянских пятин и на карте. Пятины Новгородчины, границы коих крестом расходятся от Новгорода – это ли не «кельтский крест»?
     
     

Карта Новгородских пятин. Границы секторов-пятин крестом расходятся от Новгорода
 
   Только ли Новгородские пятины являются у нас образчиком такого деления стран и городов? Для выявления пятин нужно представлять принципы, на которых основано это деление. А наиболее хорошо они описаны в индийском трактате «Артхашастра» мудреца Каутильи, записавшего и систематизировавшего устоявшиеся представления предков.
 
   Идеальный город по Артхашастре должен делиться на четыре сектора. На севере должны жить брахманы (священники), на востоке – кшатрии (управленцы, воины), на юге – вайшью (труженики, земледельцы), на западе – шудры (рабы, слуги). Секторам покровительствуют соответствующие Боги: Бог священников (волхвов), Бог воинов (управленцев), Бог земледельцев (тружеников) – а четвёртым сектором управляет Богиня, которая покровительствует женщинам, детям и слугам. В центре города живёт правитель – раджа, которому тоже покровительствует Божество Пятибожия. А вот и наглядное представление «идеального города» по «Артхашастре».
     
     

Идеальный город по «Артхашастре»
     
   Что это напоминает? Датские «круговые замки» или «лагеря викингов» («викингеборген»), имеющие непосредственное отношение к славянам (ибо в Треллеборге, например, преобладает славянская керамика).
     
     

Круговой лагерь Аггерсборг в Дании
 
   Лев Прозоров даёт одно из объяснений их славянского происхождения: датские конунги Харальд Синезубый и его сын Свейн Вилобородый заключили союз с ободритами-рериками, направленный против немцев. Возможно, союзники-славяне селились в круглых лагерях. В подкрепление Прозоров приводит слова А. Я. Гуревича: «Славянские укрепления также были кольцевыми. Известны тесные связи датчан со своими соседями – прибалтийскими славянами», а также – указание Йоахима Херрмана на моравское происхождение архитектуры «лагерей викингов» (Прозоров Л. Р. «Варяжская Русь», с. 176-177). А вот это уже любопытно – в контексте того, что мы ищем наш былинный Киев как раз практически в регионе Моравии. Кстати, есть версия, не лишённая оснований, что «замки викингов» построены задолго до эпохи викингов – но и в этом случае их всё равно можно связать со славянами.
 
   В России трактатов, подобных «Артхашастре» не сохранилось, но есть множество «намёков», свидетельствующих в пользу бытования аналогичных представлений о делении земли. Три Бога и одна Богиня – в «народном православии» они были переосмыслены как Святые. Соответственно, на представленной ниже русской иконе мы видим трёх Святых и одну Святую. Это Параскева Пятница – одна из наиболее чтимых Святых на Русском Севере. В народных представлениях о ней отразились черты древней Богини.
     
     

Параскева Пятница с тремя Святыми
 
   Итак, «правильный город» должен делиться на четыре части – сектора, а центр города является его пятой частью – и там живёт и устраивает пиры священный правитель. У индийцев это, естественно, раджа в «Доме почитаемой жидкости» (так это строение именуется в «Артхашастре»), а у нас, русичей, в стольном граде Киеве живёт в своём тереме и закатывает пиры князь – Владимир Красно Солнышко.
 
   Как мог быть устроен город, простиравшийся вокруг палат князя Владимира? Допустим, это был тот самый легендарный город Кия, Щека, Хорива и Лыбеди.
 
   Три брата и сестра (Кий, Щек, Хорив и Лыбедь), напоминают о четырёхчастном территориальном делении, о «кельтском кресте». Как показывает пример Великого Новгорода, каждый из народов-основателей заселял свой сектор – «конец»: словене жили в Славенском конце Новгорода, кривичи – в Людином, а балты-нерева заселяли Неревский конец. Видимо, так же было и в дунайском Киеве – только в нём другие народы: русы, чехи, хорваты и гипотетические «потомки Лыбеди» (либо словаки, либо сербы).
 
         Кий – перевозчик, ему соответствует Велес – перевозчик в Иномирье и Бог волхвов. Щек – это Змей, ему соответствует Перун – Бог князей, управленцев и воинов (дружины, богатырей), выступающий в виде Змея в трёх легендах, записанных в разных концах славянского мира. Хорев (Хорив) – буквально «Солнцев», ему соответствует Божество земледельцев, очевидно – Ярило или Яровит (поскольку земледельцы у славян при военной опасности становились ополченцами, то Яровит – ещё и Бог ополчения, и атрибут его – копьё). Сестре Лыбеди соответствует Богиня – покровительница женщин, детей и слуг. Всё вышло, как по «Артхашастре»: четыре Божества, четыре сектора города, четыре касты. Можно даже нарисовать схему этого легендарного Киева.
     
     

Киев легендарный в канонах «Артхашастры»:
прародители, касты, народы
 
   Да, эта схема дунайского Киева уже точно напоминает «круговые замки» (якобы «викингов»).
 
   Сначала я относил полученную схему привязки только к самому городу – легендарно-былинному Киеву, но потом подумал, что так же – на четыре части – могла делиться и страна, столицей которой он был. Если столица Дунайской Руси стояла в середине страны, а от неё расходились четыре сектора – провинции, то можно попробовать отыскать столицу в месте схождения четырёх четвертин – четырёх народов.
 
   Если смотреть по месту схождения народов, лучшее расположение былинного Киева – это район Братиславы, ибо народы хорошо выстраиваются вокруг него: русы Кия – в Норике (нынешняя Австрия), чехи Щека – в Чехии и Моравии, хорваты Хорива – в отрогах Карпат (хорваты, как правило, горцы), и некий народ Лыбеди (либо дунайские словене – словаки, либо сербы) – далее по часовой стрелке.
 
   Можно построить картинку – реконструкцию страны, слегка развернув для этого схему Киева.
     
     
     
Реконструкция Дунайской Руси
 
   Вот так, вероятно, была устроена страна славных богатырей – Дунайская Русь.
 
   Привязка каст и привязка народов к секторам на схеме Киева – в известной степени самостоятельны, и связаны скорее с первоисточником – соотнесением секторов, каст и народов с Божествами. Но можно заметить любопытное совпадение: в романских языках слуги и рабы зовутся славами, склавами и сервами, что в литературе нередко соотносится с этнонимами сербов и склавинов (славян, словен) и связывается с агрессивностью рабовладельческой Римской империи, захватывавшей славянских рабов.
 
   Из исторической науки эта картина проникла и в анекдоты: «Славяне были вольнолюбивым народом: их уводили в рабство, но они и там не хотели работать». Однако при взгляде на схему рождается мысль, что эти связанные с этнонимами термины (серв, склав) происходят из кастовой привязки провинций Дунайской Руси: так уж получилось, что условный «сектор слуг» населён сербами и словаками. Аналогично в Уэльсе четвертину Дивед без видимых причин называли «рабской», а в ирландской традиции со слугами соотносилась южная четвертина Ирландии – Мунстер. Римляне, скорее всего, переняли термины серв и склав у своих федератов ругов – русов: быть может, по созвучию с какими-то своими латинскими словами.
 
   Надо при этом отметить, что сами этнонимы сербов и словен по этимологии имеют совершенно другое смысловое наполнение. Словене, склавины – либо народ сокола, либо народ соловья (или соловушки). Учитывая «птичью» символику, можно вспомнить и Лыбедь – лебедь. Сербы – народ лунного серпа, как следует из их самоназвания. По сути «лунные» сербы – народ, парный к «солнечным» хорватам. Богиня обычно соотносится с Луной. Соответственно называет себя и народ, которому покровительствует Богиня.
 
   Полученный результат – отнюдь не догма. Быть может, словаки (склавины) вместе с хорватами входили в «четвертину земледельцев»: ведь этноним склавины – от сокола, а сокол – птица Бога Яра (Ярилы, Яровита), покровителя земледельцев и ополченцев. Как говорится в стихе, записанном Гильфердингом у сказителя Фепонова: сокол – «скорый посланник». То есть, сокол – связной между Небом и Землёй, птица солнечная. Князь тоже являлся посредником земного и небесного, оттого ассоциировался с соколом и, в то же время, с Красным Солнышком. Тогда сокол – птица «солнечной» четвертины и «соколиного народа» – склавинов, словен. Вот и новый вариант реконструкции получился.
 
   Четвертина Богини тоже может трактоваться иначе. Богиня покровительствует не только слугам, но и женщинам. Поэтому тот же Мунстер в Ирландии соотносился, помимо слуг, ещё и с женщинами: королевами и колдуньями (см. Алвин и Бринли Рис «Наследие кельтов»). Когда возник вопрос, с каким народом может соотноситься «женская четвертина» Киева, мне в первую очередь вспомнились удалые поляницы былин. И сектор Богини я сначала соотнёс с этими «амазонками». Подумалось, что служительницы Богини, возможно, организовали что-то вроде храмовой стражи, чтобы охранять дары Богине, да и самих жриц. Отсюда и женское воинство. Так это или не так, покажут дальнейшие исследования.
 
   Ещё подумал: а как может зваться народ Лыбеди? Лыбедяне, или лебедяне? С такими этнонимами в литературе не встречался. Только в венгерских сказаниях об Обретении Родины упоминается страна Лебедия. Но вроде бы, её венгры проходили где-то в Причерноморье. А тут получается Лебедия непосредственно в самой Венгрии. Поэтому сию рабочую гипотезу пока что отложил.
 
   Однако, как бы то ни было, а в общих чертах контуры Дунайской Руси прорисовываются. И её столицу – Киев-на-Дунае – вполне можно найти.
 
         А вот как Киев «перекочевал» с Дуная на Днепр вместе с сопутствующими легендами – это отдельная история, которая ещё ждёт своих исследователей.



См. также:
О Киевах - былинном и историческом...
http://ortnit.livejournal.com/7710.html

И ещё:
Средновековното селище Киево, антропонимът Кий и отражението му в българската и славянската топонимия
http://bgrod.org/chitalnia/index.php?nav=4&avt=75&id=801
Tags: Дунай, Киев, былины
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments