Геннадий Дворников Journal (genveles) wrote,
Геннадий Дворников Journal
genveles

Categories:

Славянский меч

Оригинал взят в Славянский меч

Меч… Славянский меч! Тема развития вооружения Древней Руси настолько обширна и богата, что невозможно в одной статье “объять необъятное”! Но, все же, хочется ознакомить уважаемых читателей с самым основным, а также не хочется, чтобы все “славянское” ассоциировалось с какими-нибудь расплывчатыми терминами или понятиями.
Начнем с того, что начиная с 70-80-х годов XIX века, древние мечи все чаще стали попадаться в раскопках и случайных находках. Тогда же они получили название скандинавских или норманских. Многие историки тех времен, исследуя мечи, найденные в русских могильниках, на основании их сходства с скандинавскими, относили их к чужеземным изделиям.



Затем новая волна исследователей обратила внимание на большую распространенность этого оружия во всей Европе, датировали ряд образцов и показали, что на основании клинкового материала можно сделать весьма важные исторические выводы о происхождении самих мечей и взаимовлиянии различных культур. На протяжении всего этого времени все еще сохранялось стойкое убеждение в том, что местные клинки – это все-таки импортированные скандинавские клинки или, в редких отдельных случаях, предполагается местное изготовление по иностранным моделям. Поворот в изучении русского оружия внесли работы А. В. Арциховского, Б. А. Рыбакова и других исследователей. А. В. Арциховский обрисовал развитие форм меча с X по XIII в. и отчетливо показал, что мечи IX-X вв. не скандинавское, а общеевропейское оружие. Так, он писал: “Нет никаких оснований называть мечи норманскими. Этот нелепый термин возник только потому, что наши археологи не были знакомы с вещественными древностями западного средневековья”. По мнению Б. А. Рыбакова, в IX-X вв. на Руси преобладали франкские клинки. Впрочем, он допускает, что рукояти некоторых западных клинков “монтировались где-то в Среднем Поднепровье”. Таким образом, через много лет исследований и споров, стает очевидным, что древнерусские кузнецы, ковавшие для своих соотечественников-воинов мечи, владели сложной технологией кузнечной ковки, узорчатой сварки и термической обработки и в технике производства и художественной отделки не уступали ни западным, ни восточным мастерам. Множество историков доказали это в своих диссертациях. К примеру, исчеpпывающий pассказ об эволюции меча в наших землях можно найти в трудах А. Н. Киpпичникова, а также других исследователей. Очевидно также, что многие проблемы клинкового производства могут быть лучше решены совместными усилиями ученых разных стран. Теперь же можно оставить в сторону различные сомнения на тему истории и представить, как русское воинское искусство заставляло трепетать врагов от славянского меча.
Меч - рубящее и рубящее-колющее обоюдоострое холодное оружие ближнего боя. Издревле на Руси - это привилегированное оружие и носивший его, как правило, имел высокий общественный статус. Меч состоял из широкой, острой с двух сторон полосы, то есть клинка, и из крыжа рукояти, части которой именовались: яблоко, черен и огниво.








Каждая плоская сторона клинка называлась “голомень”, или “голомя”, а острия - “лезвиями”. На голоменях делали одну широкую или несколько узких выемок. Клинки изготавливались из стали или железа, меч вкладывался в ножны, обитые кожей или, позднее, бархатом. Ножны делались из железа и иногда украшались золотыми или серебряными насечками.


Меч привешивался к поясу при помощи двух колец, расположенных у устья ножен. В погребениях древних славян мечи начинают появляться с конца IX века, но это не означает, что именно в этот период наши предки впервые познакомились с этим оружием. Вероятно, в этот период происходит окончательное отождествление меча с хозяином, и оружие отправляется за ним в мир иной, чтобы продолжать защищать владельца даже после смерти. На заре развития кузнечного ремесла, когда широкое распространение получил малоэффективный по сравнению с обычным метод холодной ковки, меч был просто сокровищем, поистине бесценным, никому и в голову не приходило предать его земле, этим также объясняется редкость археологических находок мечей.
Славянские мечи IX-XI веков современные ученые разделяют на два десятка типов, которые, однако, различаются в основном формой крестовины и рукоятки.


Клинки же этих мечей практически однотипны – длиной 90-100 см, шириной у рукоятки 5-7 см, к концу же клинок сужался. Одной из самых распространенных классификаций мечей IX-XI вв., является классификация Я. Петерсена


Среди скандинавских мечей IX-XI вв. он выделил 26 типов с подтипами. Основой типологии послужили рукояти мечей. Я. Петерсен наметил датировку каждого типа, исходя из датировки комплексов, сопровождавших находки. Он показал, что некоторые типы характерны, как правило, только для какого-то определенного времени. Например, мечи IX века за небольшим исключением не существуют в X веке. Некоторые типы мечей связаны последовательным развитием и некоторые из них сосуществуют вместе. Особенно много разнообразных форм встречается в X в. Русские находки использованы Я. Петерсеном незначительно (из раскопок в Приладожье и Гнёздово). Поскольку мечи из Норвегии оказались по своим формам международными, классификация Я. Петерсена приложима к большинству клинков, найденных в разных странах Европы, и получила общеевропейское признание. Не составляют исключения и русские находки конца IX - первой половины XI в. Эти русские мечи делятся, по схеме Петерсена, на 13 типов. Часть отечественных клинков во всех деталях соответствует норвежским, точнее общеевропейским мечам и их хронологии, часть же отличается от последних формой, украшением рукоятей, а также своей датировкой. Особенности русских мечей лучше рассматривать при анализе каждого отдельного типа. Классификация мечей IX-XI вв. возможна не по лезвиям, а по рукоятям. При большом разнообразии рукоятий лезвия мечей почти одинаковы - широкие, плоские, с долами, слегка сужающиеся к острию. Редко встречаются лезвия с параллельными краями или узкие. Из схемы типов видно, что некоторые мечи почти не отличаются по форме рукоятей, а отличаются лишь по их орнаменту, другие же, наоборот, имеют иногда одинаковую ячеистую декоровку перекрестья и навершия при несходстве очертаний их рукоятей. Строго говоря, это не отдельные типы, а виды внутри одного типа. Типология Я. Петерсена иногда кажется слишком детальной, все же в интересах большой точности сравнений остаются без изменения те петерсеновские типы, которые можно было бы объединить в одну группу. Насколько удается установить, средневковые мастерские выпускали большую часть клинков с уже смонтированными рукоятями, поэтому можно считать, что большинство лезвий и рукоятий к ним сделаны одновременно. Однако в Европе встречаются случаи, когда рукояти готовых мечей переделывались и украшались позже сообразно местным вкусам.
Посередине клинка проходил дол, иногда неправильно называемый “кровоспуском”. Поначалу дол был достаточно широк, однако со временем он сузился, а затем и вовсе исчез. Истинное предназначение дола - уменьшение веса клинка, а вовсе не сток крови, ибо, колющие удары мечом были до XIII века крайне редки. Также, развитие методов изучения мечей привело к неожиданным результатам: оказалось, что весьма инертные в типологическом отношении древние лезвия являются превосходным историческим документом. Это открытие, по праву, принадлежит хранителю Бергенского музея А. Л. Лоранжу, который при обработке клинков наткнулся на ранее незаметные надписи, знаки и дамаскировку. Это открытие толкнуло исследователей на новые поиски. В итоге, оказалось, что около 75% средневековых мечей XII-XIV вв. снабжены надписями.


Эти надписи также на протяжении очень долгого времени изучались, классифицировались и т.д. Надписи и знаки выполнены, как правило, инкрустацией из металлической проволоки (дамаскированной или железной в X - первой половине ХIII в. и золотой, серебряной или медной в XII-XIV вв.) в верхней трети (или половине) дола лезвия. Для наведения клейма (на изделиях X в.) в разогретой полосе штамповались канавки, отвечающие контуру будущих букв, в них укладывалась холодная, предварительно намеренная и нарубленная кусочками проволока (длиной в среднем 25 мм), которая затем проковывалась, уплощалась и сваривалась с железной или стальной основой при температуре приблизительно 1300° С. Весь процесс был горячим и требовал точности и быстроты, особенно при высекании гнезд и укладке в них букв. Бывали случаи, когда рука подводила кузнеца и надпись получалась неровная, а буквы - наклонными. “Проволочные” буквы X в. напоминают выкладки из спичек, они состоят из двух-четырех составляющих, соединенных в стык, реже внахлестку. Ремесленники, метившие мечи, довольно свободно обращались со своим текстом, иногда перевертывали или меняли местами буквы, по-разному писали одни и те же слова, сокращали имена и целые фразы. Многие надписи до сих пор не расшифрованы, полная расчистка и расшифровка “клинковой эпиграфики” - дело будущего. Однако, благодаря стараниям ученых, известно, что некоторые надписи повторяются на огромном количестве мечей, разбросанных во всех концах Европы. Эти надписи не стандартны, различны по “почерку” и несомненно выполнялись разными людьми и в разное время. Лучшим таким примером служат мечи с подписью ULFBERHT. Полагают, что слово ULFBERHT лишь первоначально обозначало отдельного франкского мастера, прославившегося качеством своей работы, возможного родоначальника и организатора бурно растущего производства. Впоследствии это имя стало семейной маркой и, вероятно, закрепилось за крупной группой оружейников или мастерских.
Толщина клинка в области дола была около 2,5 миллиметров, а по бокам – 6 мм. Однако, благодаря особой выделке металла, такое различие в толщине никак не влияло на прочность клинка. Вес такого меча составлял в среднем полтора килограмма. Хочется здесь же разоблачить один миф! Многие люди приписывают мечам невероятные свойства. Так, многие рисуют в воображении гигантских размеров “меч-кладенец”, вес которого составляет несколько пудов и под силу он только настоящему богатырю! Так вот, все находки говорят про обратное - чем легче меч, тем он лучше! К примеру, некоторые ученые-археологи, закопавшись в запасники не одного музея, убедились, что максимальный вес одноpучного оpужия вообще не может пpевышать полутоpа килогpаммов - пpи том, что они засчитывали и оpужие XIII-XIV вв.
Мечом обладал не каждый воин. Во-первых, они были очень дорогими из-за того, что процесс производства хорошего меча был долог и сложен. Во-вторых, меч - это оружие профессионала, требующее недюжинной физической силы и ловкости во владении этим благородным оружием.
Клинки изготавливались, как правило, из железа. Литой булат пpактически не ввозился на Русь, потому что на моpозе становился слишком хpупким. Чтобы получить металл с неравномерным содержанием углерода, славянские кузнецы изготовляли сваpной дамаск: брали прутья или полосы железа и стали, складывали или скручивали их вместе через один и затем множество раз проковывали, вновь складывали в несколько раз, перекручивали, собирали “гармошкой”, резали вдоль, проковывали ещё раз и так далее. Получались полосы красивой и очень прочной узорчатой стали, которую травили для выявления характерного рисунка “ёлочкой”. Эта-то сталь и позволяла делать мечи достаточно тонкими без потери прочности, это благодаря ей клинки распрямлялись, будучи согнуты вдвое. Часто полосы сварочного булата (“дамаска”) составляли основу клинка, по краю же приваривали лезвия из высокоуглеродистой стали: её предварительно подвергали так называемой цементации - нагреванию в присутствии углерода, который пропитывал металл, придавая ему особую твёрдость. Подобный меч вполне способен был рассекать панцири и кольчуги врага, ведь их, как правило, делали из стали или железа более низких сортов. Перерубали они и клинки мечей, изготовленных менее тщательно.
Хорошие мечи, как правило, богато украшались. В рукоять меча некоторые воины вставляли драгоценные камни, словно в благодарность за то, что меч не подвел своего хозяина в бою. Такие мечи ценились поистине на вес золота.
В дальнейшем мечи, как и прочее вооружение, существенно изменяются. Сохраняя преемственность развития, в конце XI - начале XII века мечи становятся короче (до 86 см), легче (до 1 кг) и тоньше, их дол, занимавший в IX-X веках половину ширины клинка, в XI-XII веках занимает лишь треть, чтобы в XIII веке вовсе превратиться в узкий желобок.


В XII-ХIII веках, по мере усиления воинского доспеха, клинок снова вытягивается в длину (до 120 см) и утяжеляется (до 2 кг), становится длиннее и рукоять. Мечами XII-XIII веков по-прежнему большей частью рубили, но ими можно было и колоть.
Носили меч в ножнах, как правило, деревянных, обтянутых кожей, либо на поясе, либо за спиной. Ножны имели две стороны – устье и наконечник. Вблизи устья ножен располагалось кольцо для крепления перевязи. Однако бывало и так, что мечи носили, просто продев в два кольца, отчасти из желания продемонстрировать клинок. Ножны отделывали не менее богато, нежели меч. Порой стоимость оружия намного превышала стоимость прочего имущества владельца. Как правило, позволить себе приобрести меч мог княжеский дружинник, реже - зажиточный ополченец.
Теперь же пришло время представить читателям замечательный экземпляр – славянский меч.


Нужно сказать, что благодаря реставрации удалось практически полностью восстановить первозданный вид меча.




Реставраторам удалось воссоздать ножны по сохранившимся деталям, по крупице все сложилось и приобрело неповторимую форму. Меч датируется X – первой половиной XII вв. Общая его длина составляет 910 мм, длина клинка 730 мм, ширина клинка у основания – 45 мм, длина рукояти – 160 мм. Как уже говорилось, меч очень дорог своему хозяину. Меч – это защитник, помощник, символ! Кроме вышеупомянутой версии о надписях на мечах, существует также теория, что владелец меча или кузнец давал ему имя, что не удивительно – ведь, Славяне поклонялись, надеялись и верили своим многочисленным Богам! Таким образом, и представленный меч – символ, как загадочная железная книга, может поведать нам много интересного о себе и своем владельце. Конечно, несмотря на свое железное лезвие (фото 13-а), этот меч очень дорогой, богато украшенный.




Если посмотреть на крыж (эфес) (фото 16), то открывается следующая картина: яблоко (навершие) украшают колосья (фото 17), черен (рукоять) – узоры – полные закрома пшеницы (фото 18), которые говорят нам о достатке и удаче, а огниво (крестовина) украшено рунами - обращением к Богу – Перуну (фото 19)! На ножнах, на первой гайке узор – Коловрат (фото 20), у которого очень много значений, в том числе – Солнце, единство статики и динамики, стремление к жизни, активное мужское начало и прочее. На второй гайке можно увидеть еще один распространенный символ – Уроборос – змей, кусающий себя за хвост (фото 21). Он символизирует, как правило, начало и конец (инь и янь), цикличность чего-либо, круговорот времени и необходимость сохранять мудрость и рассудок. Окончание ножен также очень интересное, хорошо сохранилось (фото 22).







На клинке, с двух сторон видны надписи, которые удалось частично восстановить (фото 23, 24). Восстановленные желобки выполнены специальным составом (фото 25), чтобы предотвратить дальнейшую порчу клинка. Из данных литературы известно, что иногда и наши древние предки использовали для затирания надписей специальную смолу, в составе которой была киноварь. Таким образом, меч у Славян – это не только оружие. Меч – это стремление к всему самому хорошему: семье, защите, достатку, спокойствию! Примером этому служит представленный меч (фото 26).






Применялся меч в пехоте и коннице вплоть до XVI века. Правда, в коннице он был существенно “потеснен” саблей, более удобной в конном строю. Однако меч навсегда остался, в отличие от сабли, исконно русским оружием.

Источник: Журнал "Клинок"
Tags: Мечи с надписями из Руси
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment