Category: наука

genveles

Y-хромосомная гаплогруппа C у человека с Маркиной горы (Костёнки)

У человека с Маркиной горы (Костёнки), имеющего обозначение K14, кроме митохондриальной гаплогруппы U2, теперь определена и Y-хромосомная гаплогруппа C (M130).



Также был уточнён и возраст K14 - не 32, а 38,700-36,200 тыс. лет.
Collapse )
genveles

Валерий Юрковец о праславянском языке

Валерий Юрковец: Отзыв на статью Божидара Митровича посвящён сопоставлению данных археологии, палеографии и лингвистики с появлением и маршрутами миграций в Европе гаплогруппы R1a1, исследованием Грея и Аткинсона "Language-tree divergence times support the Anatolian theory of Indo-European origin" и материалами климатических исследований. Показано, что праслававянская письменность имеет древнюю традицию, уходящую своими корнями в палеолит Европы.



Статья Божидара Митровича «УДК – СПОСОБ ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ ИСТОРИИ СЛАВЯН ДО VI ВЕКА», опубликованная в 1 номере Вестника Академии ДНК-генеалогии за 2013 год, посвящена терминологическим, классификационным и, шире, культурологическим проблемам, возникающим при любых попытках изучении истории славян до 6 века нашей эры. Статья в значительной мере носит публицистический характер. В ней большое место занимают мысли автора о мировоззрении предков славян, древние корни которых, как показывают исследования сербских учёных, найдены в культурах Лепенского Вира и Винча. Много внимания уделяется открытию древнейшей письменности этих культур, которая существовали в Европе задолго до минойской (которая традиционно считалась первой письменностью Европы), протошумерской и протокитайской систем письма.
Публицистический, в целом, характер статьи не предполагает строго научных доказательств её положений. Тем не менее, основная мысль автора об искусственном характере ограничений, накладываемых на исследование древнейшей истории славян, является, на мой взгляд, принципиально верной.
Одним из культурологических аспектов, препятствующих, по выражению Б. Митровича, проведению «ненужных исследований» и появлению «недопустимых научных открытий», является ставший уже академическим стереотип, заключающийся в том, что славян раньше 6 века нашей эры «просто не существовало». По этой причине ни сами славяне как таковые, ни их предки ранее этой общепринятой в науке даты вообще не могут являться объектом каких бы то ни было научных исследований. Это находит отражение, в том числе, и в классификациях. В качестве примера автор приводит классификатор УДК (Универсальная десятичная классификация) 1995 года, в котором «славяне» как этнос указаны с пометкой «с VI века».
Наглядную иллюстрацию столь незавидного положения славян в исторической науке можно найти и в России. Например, в журнале «Наука и жизнь» за 2009 год (№1 и №2), опубликована статья авторитетного учёного в области типологии и сравнительного языкознания Главного научного сотрудника Института славяноведения РАН академика А.А.Зализняка. Статья называется «О профессиональной и любительской лингвистике» (Зализняк, 2009). Она так же, как и статья Б. Митровича, носит преимущественно публицистический характер, поэтому их уместно сопоставить друг с другом.
Статья Зализняка направлена, в основном, на критику т.н. «любительской лингвистики», т.е. попыток «непрофессионалов» расшифровать древние тексты. Но в ней повсеместно разбросаны именно такие «академически предвзятые» утверждения о славянах, по умолчанию принимаемые академиком Российской Академии наук как истина, не требующая доказательств. К их числу относятся, цитирую:
1. «Праславянский язык письменности не имел, то есть письменных текстов на нём нет».
2. «…двадцать пять, или двадцать, или пятнадцать веков назад язык наших предков до неузнаваемости был не похож на современный русский».
3. «… две тысячи лет назад биологические предки русских были у них общими с другими современными народами».
Рассмотрим каждое из них в отдельности.
Сначала о праславянском языке, который якобы письменности не имел. Но прежде чем начать рассмотрение, необходимо дать определение - что следует называть праславянским языком. Согласно определению известного лингвиста Николая Сергеевича Трубецкого, любой праязык существует как единое целое до тех пор, пока все его диалекты «…развиваются параллельно и претерпевают более или менее одновременно одни и те же изменения». С момента, «…когда изменения, общие всем диалектам данного языка, вообще перестают возникать, а возникают лишь изменения, свойственные отдельным диалектам или группам таких диалектов; с этого момента данный язык можно считать уже распавшимся». Из данного определения следует, «…что за момент этого распадения можно принять момент последнего изменения, общего всем диалектам данного языка». Здесь и далее цитаты взяты из работы Трубецкого «Общеславянский элемент в русской культуре» (Трубецкой, 1990).
Ещё цитата:
«По отношению к праславянскому языку таким последним изменением, свойственным всем диалектам этого языка, является так называемое падение слабых еров. Дело в том, что в праславянском языке существовали особые очень краткие гласные «ъ» и «ь» (из которых ъ было гласной, по качеству средней между «у» и «о», а «ь» - гласной, средней между «и» и «е»). Эти гласные в одних положениях (например, в конце слова или перед слогом, заключающим в себе другие, нормально сильные гласные) были слабы, т.е. звучали особенно кратко, а в других положениях (например, перед сочетанием «р или л + согласная», далее, перед слогом, заключающим в себе слабое «ъ» или «ь») были сильны, т.е. имели приблизительно такую же длительность, как всякие другие нормально краткие гласные. Последним общим всем диалектам праславянского языка звуковым изменением было полное исчезновение в произношении слабых «ъ» и «ь». Явление это охватило все праславянские диалекты, но произошло в одних диалектах раньше, в других позже. По-видимому, все это изменение шло с юга. У южных славян слабые «ъ», «ь» исчезли очень рано, во всяком случае, уже в XI веке (местами, может быть, даже в X веке), а от южных славян исчезновение слабых «ъ», «ь» передалось другим славянам, причём наиболее отдалённых частей славянской территории (например, русского Севера) это явление достигло только к ХШ веку» (выделено мной, В.Ю.).
Итак, мы, вслед за Трубецким, делаем вывод, что праславянский язык как единое целое просуществовал минимум до XI века. До этого времени все его территориальные разновидности не выходили за рамки диалектов и были взаимопонимаемы. Следовательно, перевод Кириллом и Мефодием (IX век) Священного писания с греческого на первый литературный язык славян - староцерковнославянский был сделан за два столетия до распада праславянского языка. Именно потому, что отдельных славянских языков в это время еще не было, а были лишь отдельные диалекты единого праславянского языка, он смог быстро распространиться среди всех славян, обращённых в христианство. К примеру, «…перевод богослужебных книг и Св.Писания был предпринят св. Кириллом … для просвещения славян моравских, говоривших на диалекте прачехословацкой группы», которые «…восприняли этот язык не как иностранный, а как свой родной» (выделено мной, В.Ю.).
Данную концепцию разделял и выдающийся русский лингвист прошлого столетия Николай Николаевич Дурново. К слову, некоторая часть научного наследия Дурново (ряд описательных решений по составу русских падежей, трактовке категорий рода и числа в русском языке, слов pluralia tantum и др.) были использованы в работах Зализняка при создании современных моделей русской морфологии.
Таким образом, письменных текстов на праславянском языке сохранилось великое множество, как в глаголических (глаголица - азбука, изобретённая Кириллом и Мефодием), так и в кириллических памятниках.
Поэтому - переходим ко второму пункту - пятнадцать веков назад язык наших предков был ещё в значительной мере похож на современный русский язык. И в первую очередь именно на современный русский язык, а не другие современные славянские языки, староцерковнославянская традиция у которых была, в силу разных причин, прервана. Почему так получилось, мы узнаём всё у того же Трубецкого. Дело в том, что староцерковнославянский язык через его «новую» древнеболгарско-церковнославянскую редакцию, а от неё - через старорусскую церковнославянскую ветвь вошёл в современный русский в качестве языка высокого стиля - злато, дева, очи, зеница, ладья, перст, уста, чело и т.д. А также в качестве языка научной терминологии - млекопитающие, пресмыкающиеся, брюхоногие, первозвери, млечный путь, и т.д. В этом смысле русский литературный язык, как отмечает Трубецкой, «… в конечном счёте, является прямым преемником староцерковнославянского языка, созданного св. славянскими первоучителями в качестве общего литературного языка для всех славянских племен эпохи конца праславянского единства» (выделено мной, В.Ю.).
А между ними и есть примерно те самые 15 веков, которые, по Зализняку, якобы делают язык-предок «непохожим до неузнаваемости» для потомков. Ничего, узнаём. И не только узнаём, а и хорошо понимаем.
Здесь ещё нужно добавить, что в XIV веке, после турецкого завоевания южных славян, литературный русский впитал в себя мощную струю среднеболгарской и сербской церковнославянских традиций вместе с мигрировавшими в Россию «… представителями южнославянской образованности», где они «…встретили радушный приём и сейчас же были использованы как литературные силы» (Трубецкой, 1990). А ещё позднее - в XVII веке после освобождения западных областей, попавших под временное польское владычество, вместе с западнорусским (литовско-русским) литературно-светским языком в современный русский влилось большое количество полонизмов, среди которых оказалось много ополяченных форм «… соответствующих чешских слов, которые, в свою очередь, являются искусственными кальками немецких слов» (Трубецкой, 1990).
В конечном итоге, в русском языке оказались сосредоточены огромные языковые богатства всего славянского мира.
Закончить рассмотрение «второго пункта» будет уместно также цитатой из работы Трубецкого: «Таким образом, русский литературный язык в отношении использования преемства древней литературно-языковой традиции стоит, по-видимому, действительно особняком среди литературных языков земного шара» (Трубецкой, 1990).
Но это ещё не всё. В процитированных выше трёх утверждениях Зализняка есть удивительная логика, увязывающая открытия последних лет в области ДНК-генеалогии с данными лингвистики, а также с преемственностью современного населения центральной России с (перефразируя Зализняка) «современными народами, биологические предки которых были общими с предками русских». Эта связь заключается в том, что язык наших общих биологических предков-ариев с современными их потомками в Индии и России не утратил «узнаваемости» и через более чем сорок веков, прошедших с момента их территориального разделения в результате вынужденных миграций.
Почему именно ариев?
Как в настоящее время стало известно, доминирующая часть славян имеет гаплогруппу R1a1, которая образовалась в южной Сибири 15-20 тысяч лет назад и затем, в ходе миграций по маршруту Алтай – Тибет – Индостан – Иранское плато – Анатолия – Балканы, 8-10 тысяч лет назад достигла Европы. Судя по совпадению маршрута миграций с локализацией и хронологией «индоевропейских прародин» (анатолийская, курганная, армянская гипотезы), будущие арии R1a1 прибыли с территории нынешней Анатолии в Европу уже являясь носителями некоего протоиндоевропейского языка – предшественника праиндоевропейского (анатолийская гипотеза). Примерно 4,5 тысячи лет назад, в ходе обратных миграции на восток северным путём, арии заселили Русскую равнину, где позже (4,5 – 4,2 тысячи лет назад) разделились на четыре ветви. Одна из ветвей осталась на Русской равнине, она и стала ядром будущего славянского суперэтноса. У русских доля R1a1 составляет более 60% мужского населения. У украинцев, поляков и белорусов доля R1a1 достигает 50%. Часть представителей этой ветви затем (в 1-м тысячелетии до н.э. и первой половины 1-го тысячелетия н. э.) мигрировала обратно на запад, приняв во многом определяющее участие в этногенезе, культурном и государственном становлении западноевропейцев (достаточно сказать, что подавляющее большинство Западной Европы говорит в настоящее время на индоевропейских языках). Три других ветви мигрировали на юг, юго-восток и восток, став, соответственно, митаннийскими ариями, авестийскими ариями и индо-ариями. От будущих индо-ариев в ходе их миграции через Южный Урал отделилась ветвь, которая продвинулась в Зауралье, в Алтайский регион, на юг Сибири, в Монголию и далее до Северного Китая, внеся заметный вклад арийской лексики в древнекитайский язык (Klyosov and Rozhanskii, 2012).
Далее. Праславянский литературный язык и санскрит (классический древнеиндийский литературный язык ариев) относятся к индоевропейской семье языков, следовательно, у этих языков когда-то был общий праиндоевропейский предок. Данные ДНК-генеалогии указывают не только когда этот язык-предок существовал, но и где это было – на Русской равнине не позднее 4,5 – 4,2 тысячи лет назад. Возможно, ещё какое-то время после территориального разделения связь между будущим праславянским и будущим санскритом продолжала существовать, поскольку данные лексикостатистики (Старостин, 1989) относят их общего предка на 3,5 тысячи лет назад.
Collapse )
genveles

Магнитный мотор Говарда Джонсона и бестопливный мотор Алексеенко

Оригинал взят у fanisovich в Эфир и безтопливный мотор Алексеенко
Власов В.Н. Эфир и безтопливный мотор Алексеенко В.Е.

В статье, посвященном магнитному мотору Говарда Джонсона, было показано, что его попытка создать практически «вечный двигатель» удалась потому, что автор интуитивно понимал, а может прекрасно знал, но тщательно скрывал истину, как правильно надо создать магнит нужной формы и как правильно надо сопоставить магнитные поля магнитов ротора и статора, чтобы взаимодействие между ними привело к практически вечному вращению ротора. Для этого ему пришлось изогнуть роторные магниты так, что этот магнит в разрезе стал похож на бумеранг, слабоизогнутую подкову или банан.

 

Благодаря такой форме магнитные силовые линии роторного магнита оказались замкнутыми уже не в виде тора, а в виде «бублика», пусть и сплюснутого. И размещение такого магнитного «бублика» так, чтобы его плоскость была при максимальном приближении магнита ротора к магнитам статора приблизительно или преимущественно параллельна силовым линиям, исходящих от магнитов статора, позволило получить за счет эффекта Магнуса для эфирных потоков силу, которая обеспечила безостановочное вращение арматуры вокруг статора... 

Collapse )
genveles

R136a1 - тяжелейшая звезда

R136a1 - самая массивная из известных науке звёзд - 265 масс Солнца. R136a1 находится в эмиссионной туманности из ионизированного газа NGC 2070 (Туманность «Тарантул»), расположенной в карликовой галактике Большое Магеллановое Облако. Она относится к короткоживущим сверхгигантам - голубым гипергигантам. Спектральный класс - WN5h. R136a1 находится на расстоянии 165 000 световых лет, поэтому невооружённым глазом звезда не видна, но в хороший любительский телескоп может быть найдена в созвездии Золотая Рыба. Звезда является одной из самых мощных известных науке звёзд - в списке наиболее мощных звёзд обладающих огромной светимостью, R136a1 находится на втором месте (8 700 000 светимостей Солнца), уступая лишь звезде LBV 1806-20 из созвездия Стрелец (38 000 000 светимостей Солнца). Также R136a1 не является самой большой по размеру - в списке крупнейших известных звёзд, с радиусом 67 радиусов Солнца она находится лишь в пятом десятке. Звание самой крупной звезды у VY Большого Пса - 1800-2100 радиусов Солнца.

R136a1 в сравнении с красным карликом, жёлтым карликом (Солнце) и голубым гигантом:


Обнаружена R136a1 была 21 июня 2010 года астрономов под руководством Пола Кроутера (Paul Crowther), профессора астрофизики из Университета Шеффилда (University of Sheffield), при исследовании телескопами Европейской южной обсерватории (VLT) скопления звёзд RMC 136a, с использованием архивных данных с космического телескопа «Хаббл».

Предполагается, что R136a1 образовалась в очень плотном звёздном скоплении (масса при образовании составляла более 320 солнечных). Известно, что звезды массой от 8 до 150 солнечных в конце своего жизненного цикла взрываются как сверхновые, оставляя после себя нейтронную звезду или чёрную дыру. Теперь, когда обнаружена возможность существования звёзд массой от 150 до 300 масс Солнца, учёные допускают возможность существования исключительно ярких сверхновых, нестабильных по отношению к образованию электрон-позитронных пар (pair instability supernovae), не оставляющих после себя ничего, и рассеивающих в окружающее пространство железо в количестве до 10 солнечных масс. Коллапсы таких исключительно тяжёлых звёзд называют гиперновыми.
genveles

Амбондро махабо


               Амбондро махабо - древнейший

трибосфенид и основа плацентарных

млекопитающих

 Маленькая челюсть с тремя крошечными зубами

была обнаружена летом 1998 года в Field

Museum (Чикаго) волонтёрами Dennis Kinzig,

Ross Chisholm и Warren Valsa, просеивавшими

отложения, собранные тремя годами ранее, в

северо-западном Мадагаскаре (бассейн

Mahajanga). Ученые решили, что эта

мини-челюсть, размером в половину зёрнышка

риса, и зубами - с головку булавки,

принадлежала ранее неизвестной разновидности

млекопитающего размером с землеройку,

которое жило в Мадагаскаре (Гондване

Gondwana) 165 -167 миллионов лет назад.
 Млекопитающее, которое назвали Ambondro

mahabo, не только удваивает возраст

древнейших известных останков млекопитающих

острова Мадагаскар, но и на 25 миллионов лет

старше известных трибосфенических

млекопитающих, что разрушает теорию о том,

что подгруппа млекопитающих, которая

охватывает живущие ныне формы (marsupials и

placentals) возникла сначала в северном

полушарии (Лавразии Laurasia).
 “Эта челюсть - первая окаменелость

млекопитающего любого вида, найденного на

южных континентах в этот интервал времени” -

говорит Flynn - “И это намного старше, чем

любое продвинутое млекопитающее с севера,

даже при том, что юрские окаменелости намного

лучше известны от северных континентов.”
 Согласно Flynn, вид Амбондро махабо

представляет группу млекопитающих известных

как Трибосфениды (Tribosphenida), которые

имеют продвинутый набор коренных зубов, что

является характерным для современных

млекопитающих, включая людей, и позволяет 

использовать более эффективный “slice and

grind” метод жевания.
 Этой же группой Флинна на Мадагаскаре были

найдены останки примитивных растительноядных

динозавров (prosauropods), возраст которых -

230 миллионов лет, что на 2 миллиона лет

древнее, чем аргентинский Херрерозавр

(Herrerasaurus). Как только ученые закончат

изучать окаменелости они будут отправлены в

Мадагаскарский Университет в Антананариву.
 Вудберн, Рич и Спрингер (Woodburne MO, Rich

TH, Springer MS (2003) The evolution of

tribospheny and the antiquity of mammalian

clades. Mol Phylogenet Evol 28: 360–385.) считают

Амбондро не только древнейшим

трибосфенидом, но и основой эутерических

(плацентарных) млекопитающих, и, оценивают

точку разделения сумчатых и плацентарных

млекопитающих (marsupial – placental),

используя ослабленный метод молекулярных

часов Thorne/Kishino с наборами данных

аминокислоты для BRCA1 - в 182–190 миллионов

лет, а на рецепторе IGF2 - в 185–187 миллионов

лет.      
 Ранее не было известно никаких окаменелостей

трибосфенид возрастом старше, чем 110

миллионов лет. И, уже после находки

мадагаскарского Амбондро, была обнаружена в

Китае плацентарная (инфракласс Eutheria)

Эомайя скансория (Eomaia scansoria) возрастом

125 миллионов лет. Данные же молекулярных

часов тогда, размещали точку расхождения

Marsupialia/Plancentalia в 170 - 172 миллиона лет

назад, теперь же, есть оценка расхождения

между Марсупиалиями и Эутериями в 186-193

млн лет назад.
 

http://elementy.ru/blogs/users/genveles/33854/

http://www.diary.ru/~genveles/