Category: путешествия

genveles

Лидия Грот о некомпетентных норманистах и деревянных цилиндрах-замках

В 2010 году были проведены «Третьи Лихудовские чтения», куда я приехала с докладом «Проблемы исследования российского политогенеза и критика норманистской концепции “Князя по найму”». Доклад этот явно стал той каплей, которая переполнила кубок у сторонников норманизма в Великом Новгороде, и в нем зашипел-запенился критический дух, более двухсот лет охранявший покой норманистских химер. Столкновение произошло на пленарном заседании, после моего доклада. Привожу его описание из отчета в Вестнике РОИИ (РОИИ – Межрегиональная общественная организация содействия научно-исследовательской и преподавательской деятельности «Общество интеллектуальной истории»):

31 мая – 2 июня 2010 г. в Новгородском государственном университете имени Ярослава Мудрого состоялась научная конференция с международным участием «Третьи Лихудовские чтения».

...В Чтениях приняли участие учёные из Великого Новгорода, Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Набережных Челнов, Томска, Тюмени, а также из Украины (Харьков), Эстонии (Тарту), Швеции (Люлео)...

Темой первого доклада пленарного заседания были проблемы изучения российского политогенеза. Л.П. Грот представила в нём результаты своих исследований о влиянии ряда западноевропейских утопий на изучение проблемы генезиса древнерусского института княжеской власти. Она отметила, что доминирующая в науке концепция возникновения княжеской власти в Новгороде вследствие договора с Рюриком, определяемая ею как реликт теории общественного договора XVII-XVIII вв., идёт вразрез как со всей известной династийной практикой человечества, так и с достижениями современных теоретических исследований, выявивших появление уже в архаичных обществах института верховной власти, носившего сакральный и наследственный характер и возникшего отнюдь не по договору. В потестарной системе далёкого прошлого, подчеркнул докладчик, нет места отношениям найма, поскольку услуги по найму осуществляются в профанной среде, а традиции верховной власти рождаются в сфере сакральной.

Доклад вызвал полемику. К.Г. Самойлов (НовГУ), отстаивая идею возникновения княжеской власти по договору, в качестве аргумента сослался на находки «замков»-пломб, датируемых концом X в. и гипотетически связываемых с договором призвания князя в Новгородскую землю. По мнению Л.П. Грот, «замки»-пломбы, как и любые другие археологические находки, могут подтверждать только начало новой княжеской династии, а не возникновение самого института княжеской власти. Иначе получается, отметила она, что летописные княжения существовали какое-то время без института, который «подоспел позднее» и возник по договору. Существовали договоры с князьями, а не институт княжеской власти по договору, резюмировала Л.П. Грот.


«Полемика» с археологом Самойловым («Старорусская археологическая экспедиция», руководитель – Е.В. Торопова) была продолжена и после доклада. Как говорится «под занавес», на лестничной площадке при выходе из зала я получила вопрос, от которого почти потеряла дар речи.

— Откуда Вы вообще взяли Ваши княженья до Рюрика?! – вопросил мой оппонент уже совсем наэлектризованным тоном.

— Из Повести Временных Лет, например, – только и смогла ответить я, поняв, что норманисты так крепко веруют в догму безродного Рюрика – наёмника из Скандинавии, невесть как ставшего первым наследным русским князем, что не считают нужным сверяться с древнерусским летописанием.

Но «полемика», на мой взгляд, принесла два положительных результата. На второй день конференции Самойлов подошёл ко мне и сообщил, что он ознакомился с ПВЛ и действительно обнаружил там княженья до Рюрика, в связи с чем решил принести свои извинения. Извинения были, разумеется, приняты, хотя и настроили на несколько философский лад. Не странно ли, подумалось мне, что резкости иных оппонентов допускаются прилюдно, а вот извинения приносятся с глазу на глаз. Однако сам по себе факт обнаружения норманистом древнерусских княжений (а следовательно, и князей) до Рюрика должен быть записан в приходную часть активов, что само по себе неплохо.

Далее, рассуждения Самойлова о новгородских замках-пломбах и сравнение их с дублинскими цилиндрами как аргумент о «норманском» вкладе в создание древнерусского института княжеской власти вызвали мой интерес к тому, чтобы поподробнее ознакомиться с ирландскими археологическими материалами по данному вопросу (о новгородских «замках»-пломбах хорошо известно по работам академика В.Л. Янина). Это привело к написанию статьи «О древнерусском институте княжеской власти, новгородских «замках»-цилиндрах и ирландских toggles», отданной для публикации в сборник материалов «Третьих Лихудовских чтений». Поскольку материалы данной конференции до сих пор не опубликованы в связи с отсутствием финансирования, организаторы Лихудовских чтений предложили дать эту статью в электронном виде, что я и сделаю в ближайшее время на сайте Переформат.ру.

Дублинские цилиндры


Ирландские toggles описаны подробно в работе ирландского ученого Дж. Ланга. Сравнение их с новгородскими «замками» сразу же обнаруживает тот факт, что между ними и «замками» нет ничего общего: ни функционально, ни по происхождению, поскольку ирландские «цилиндры» классифицируются как произведения автохтонной, т.е. ирландской материальной культуры, а не как следы присутствия «норманнов», на что пытался упирать Самойлов в своей полемике.
Collapse )
genveles

Лидия Грот о продолжающихся фальсификациях норманистов

Отсюда: Вопросы Лидии Павловне Грот про так называемые «чудиновские конференции»

 

 Вопрос:

Лидия Павловна! Как  Вы считаете,  стоит ли приравнять к «творчеству»  Валерия Алексеевича  и наших норманистов во главе с Е.А. Мельниковой, которая вслед за «шведским Чудиновым»  – Э. Брате,  додумывает  несуществующие руны  на Пирейском льве?

 

Ответ:

С полным правом. Пирейский лев и якобы нацарапанное на нем слово "Родцланд" – до сих пор один из главнейших  норманистских  аргументов, привязывающих происхождение Руси к Средней Швеции. Поэтому Пирейский лев получил чрезвычайную роль в норманистской концепции о гребцах-родсах из Рослагена (подробно я писала об этом в моей статье «Приключения льва из Пирея или фантазия на камне). Сфальсифицированная «дешифровка» рун на скульптуре льва была сделана шведом Э. Брате в 1913-14 гг.

Оценка антинаучности дешифровок Брате давно дана шведскими руноведами, но от россиян эти работы современных шведских исследователей скрыты норманистами. Мельникова в монографии «Скандинавские рунические надписи» (2002 г.) выдает «толкование» Э.Брате от 1913-14 гг. за последнее слово в науке. Четыре доктора наук Белецкий, Бобров, Николаев, Войтович подписывают свои имена под комментариями и статьями к изданияю ПВЛ от 2012 г., в котором со ссылкой на Мельникову, также сообщается о «древнешведской» надписи на Пирейском льве, в которой якобы есть хороним Рудсланд как аналогия Рослагена, что обнаруживает связь Рудсланда-Рудена-Руслагена и Руси.

Ссылка на Мельникову коллектив докторов не спасает, поскольку не то что докторам наук, а простому аспиранту..., да что там аспиранту, любому балбесу  должно быть ясно, что если приводится ссылка на работу от 1913 г., то надо перепроверить, а что по этому вопросу говорится в современной научной литературе. Войтович в собственной статье от 2012 г. уже прямо ссылается на Брате,  минуя Мельникову, и исходя из его «дешифровки», сообщает о том, что финское Ruotsi происходит от Roslagen – шведской области, находящейся напртив финских берегов, и что Roslagen присутствует в рунической надписи на мраморном льве из Пирея. 

 

Но, Брате – это такой же фрик, как и Чудинов. Его «дешифровка» надписи на Пирейском льве имеет такое же значение, как и дешифровка Чудиновым надписи верхнего палеолита в пещере Мадлен.

Поэтому Мельникова, Николаев, Войтович и др., ссылаясь на Брате, как на последнее слово в науке, либо сознательно обманывают российскую науку, либо должны быть отнесены к фрикам. Чем же они лучше  Чудинова?

http://history.rarogfilm.ru/news/chudinov



genveles

Медведевы вырубили в Плёсе берёзовые рощи Левитана

Оригинал взят у expertmus в Светлана Медведева – новая «царица» Плеса

Дмитрий Абрамов: Светлана Медведева – новая «царица» Плеса

На городских объектах теперь можно нередко встретить объявление: «продаю участок в Ивановской области 12 соток напротив дачи президента. Очень дорого…»



Многие, наверное, знают, что лучшие пейзажи России запечатлены на прославленных картинах Исаака Левитана 1889 г. – «Вечер. Золотой Плес» и «После дождя. Плес» (см. илл.). Вот как вспоминает их жизнь в Плесе С.П. Кувшинникова, спутница И.И. Левитана, с которой он выезжал вместе на этюды в Плёс на Волгу в 1888,1889 и 1890 гг.: «Целыми днями мы бродили по берегу и окрестностям и каждый день то там, то сям торчали наши огромные зонты из белого холста, которые мы промывали с синькой, чтобы устранить горячее освещение проникающее сквозь зонт на этюд. Зонты эти тоже вызывали немало всякого недоумения. Однажды Левитан приютился за городом у самой дороги и в тени зонта внимательно писал этюд. День был праздничный. После обедни женщины, возвращавшиеся в соседнюю деревню, с любопытством останавливались и смотрели на Левитана. Постоят, посмотрят и проходят. Но вот плетется дряхлая, подслеповатая старушонка. Тоже остановилась, щурясь от солнца, долго смотрела на художника, потом начала истово креститься, вынула из кошеля копеечку и положив ее осторожно в ящик с красками, пошла тихонько прочь. Бог знает, за кого приняла она Левитана и какие мысли родились в ее старой голове, но Левитан долго потом хранил эту монетку».

А в наши дни эти заповедные места на высоком берегу Волги приглянулись супруге президента … нет-нет, не Людмиле Путиной, о которой старательно молчат по указке «сверху» все российские СМИ, а Светлане Медведевой – «второй половине» второй половины тандема: http://expertmus.livejournal.com/82824.html




В Плесе поселился замечательный сосед

Впервые Медведев посетил Плес в 2008 г., когда президентская яхта «Россия» причалила к местной набережной. Он посетил яхт-клуб, отобедал в ресторане, осмотрел достопримечательности. Одной из которых и была полуразрушенная усадьба в Миловке (поселок под Плесом). В дореволюционное время усадьба принадлежала графу Черневу, в советское время пришла в упадок, а в 90-е стала переходить из рук в руки. Говорят, последним владельцем был местный бандит.

Collapse )


genveles

Зооморфные замки из Великого Новгорода

В новгородских материалах встречена серия зооморфных замков для запирания сундуков или ларцов. Общая схема их устройства такова: механизм заключен между двумя литыми полыми частями корпуса в виде фигурки животного. Замки изготавливали из цветного металла, но в древностях золотоордынского времени встречаются также экземпляры из железа. Скважина для ключа располагалась спереди, в «груди» животного, дужка соединяла голову и круп зверя. Чаще всего замки выполнялись в виде фигурок коров, лошадей и фантастических существ. Иногда у зверя есть фигурное завершение крупа, похожее на пышный птичий хвост или гребень. Декор такого рода изделий лаконичен, в золотоордынский период их часто украшали циркульным орнаментом.
Такие замки были широко распространены в средневековой Европе, Причерноморье, Средней Азии и в Иране. Они были встречены при раскопках городов Древней Руси: в Москве, Старой Рязани, Киеве, Гомеле, Ростове Великом, Муроме, Твери, Белоозере.

Из раскопок и подъёмного материала Новгорода происходит несколько экземпляров подобных замков. Половинка корпуса бронзового литого замка обнаружена на Неревском раскопе в слое последней четверти XI века. Она представляет собой фигурку кошачьего хищника с повернутой назад головой. У зверя небольшие стоячие уши, короткая морда, короткие ноги и удлиненное туловище; в низком плавном рельефе обозначены глаз, пасть и мышцы груди. Хвостом фигурке служила дужка замка, то есть, животное «кусало» себя за хвост (Рис. 3:1). Экземпляр полый, спереди, на боковой поверхности находится прямоугольная скважина для ключа. Половинка скреплялись с механизмом двумя штифтами или заклёпками.
Из раскопок в новгородском Кремле происходит еще одна половинка бронзового литого замка. Она имеет геометризированные очертания, плоскость поделена на зоны и украшена циркульным орнаментом, что позволяет отнести этот экземпляр к изделиям золотоордынского круга. На теменной части головы зверя находится зигзагообразный рог, конец морды оформлен складками металла. В груди фигурки находится прямоугольная скважина для ключа, в затылочной части и крупе - разъёмы для дужки (Рис. 3:2); Возможно, этот замок был выполнен в виде фигурки оленя. Существует точка зрения, что рог мог являться неосмысленно скопированным окончанием дужки замка, как на некоторых поволжских экземплярах. Но у таких фигурок рог расположен на затылочной части головы, а не на темени. Существует и точная аналогия новгородской находке, найденная при раскопках в Херсонесе (Корсунь). Выросты на голове исследователи интерпретировали как самостоятельные фигурки птиц. Такая трактовка также допустима, возможно, это какой-то мифологический сюжет.
Среди трех находок из подъемного материала одна бронзовая литая половинка корпуса замка происходит с территории Рюрикова Городища. На шее животного расположен не только разъем для дужки, но и трубчатый канал. Очертания у фигурки округлые, сглаженные, задние ноги выполнены схематично. В низком рельефе обозначена грива и длинная шерсть на передних ногах животного. Вероятно, это поздний вариант изображения лошади (Рис. 3:4).
Целый бронзовый замок с железным механизмом был найден в Новгороде на берегу Волхова. Дужка замка имеет петлю для подвешивания, ее конец входит в специальный разъем на «шее» фигурки. Голова оформлена складками металла, на боках расположены насечки, изображающие фактуру его мышц или ребер. Зона шеи животного отделена от остальной поверхности и оформлена циркульным орнаментом. Обозначенная таким образом грива и мягкие очертания лап в сочетании с удлиненным туловищем позволяют утверждать, что это изображение льва (Рис. 3:5).
Еще один замок сделан из железа, что свидетельствует о его позднем бытовании. Сохранились обе половинки корпуса и механизм изделия. Хотя поверхность замка повреждена коррозией, хорошо различима рельефно выделенная мускулатура передних ног и небольшие треугольные уши. Прямоугольные отверстия для дужки расположены в крупе и голове животного, замочная скважина — в груди. Вероятно, этот замок был выполнен в виде фигурки лошади (Рис.3:3).
http://www.bibliotekar.ru/rusNovgorod/115.htm
genveles

Тихманга – 10-й век, Усть-Вага – 11-й!

В ходе раскопок Новгорода в слоях конца Х – первой четверти XII века неоднократно обнаруживались деревянные запорные пломбы-«замки» для гарантированного сохранения содержимого мешков с собранными в виде пушнины государственными доходами. Эти устройства представляют собой обрезок березового или ольхового ствола с двумя взаимно пересекающимися каналами и на поверхности содержат надписи, указывающие принадлежность содержащегося в мешке князю или самим сборщикам налогов, которым согласно древнейшему законодательному кодексу «Русской правде» полагался определенный процент собранного. Через горловину мешка продергивалась веревка или ремешок, концы которого с двух сторон вводились в продольный канал и завязывались узлом. Потом узел убирался внутрь, в поперечный канал вводилась расклиненная деревянная пробка, а в ее узкий конец забивался клин, в результате чего верёвка становилась неизвлекаемой.
Украсть что либо из запертого таким образом мешка или произвести замену мехов на менее ценные можно было – либо разрезав мешок, либо разломав замок, либо разрезав веревку. В любом случае кража была бы сразу обнаружена [Янин В. Л. У истоков новгородской государственности. Великий Новгород, 2001. С. 31–57].

В качестве примера познакомимся с некоторыми надписями на таких «замках».

Один из них, обнаруженный в слое конца Х века, содержит следующий текст: «Мецъницъ мѣхъ въ Тихъм[ен]гѣ пол[чет]ъвѣръ[та]» (Мешок мечника в Тихменге, три с половиной).
Мечник, по «Русской правде», – сборщик государственных доходов в определенном регионе. Тихменга – река Тихманьга в Заволочье, впадающая в озеро Лаче (Лача) на границе новгородских и белозерских владений, и примыкающий к ней район (ныне - в Ухотском сельском поселении Каргопольского района Архангельской области). «Три с половиной» (вероятно, гривны) – сумма содержимого мешка, причитающаяся мечнику [Янин В. Л. У истоков новгородской государственности. Великий Новгород, 2001. С. 95. № 6].

На «замке», найденном в слое конца XI века, имеется надпись: «Оустье Вагы мецьниць мѣхъ 3 гри[вны]». Река Вага – левый приток Северной Двины; в её устье расположен населённый пункт Усть Вага (ныне - в Березниковском городском поселении Виноградовского района Архангельской области) [Янин В. Л. У истоков новгородской государственности. Великий Новгород, 2001. С. 99—100. № 19].

На деревянном «цилиндре-замке́», найденном в 1991 году, имеется княжеский знак в виде трезубца и надпись: «В Пинезе 3 тысяче», то есть, на Пинеге собрано три тысячи беличьих мехов (Пинега - бывший уездный и районный центр, ныне - в Пинежском сельском поселении Пинежского района Архангельской области).

Всего найдено больше 50 таких «замков» и всякий раз – на городских усадьбах самих новгородцев. В ряде случаев подобные находки сопровождались берестяными грамотами, адресованными тем же лицам, чьи имена были написаны на этих «замках», и сообщающими о деталях собирания доходов.

Отсюда:
Валентин Лаврентьевич Янин: Очерки истории средневекового Новгорода
http://www.e-reading.org.ua/bookreader.php/137788/Yanin_-_Ocherki_istorii_srednevekovogo_Novgoroda.html#n_24

Е.А. Рыбина. Образование в средневековом Новгороде (по археологическим материалам)
http://elar.usu.ru/bitstream/1234.56789/2785/1/pristr-03-04.pdf
genveles

Амбондро махабо


               Амбондро махабо - древнейший

трибосфенид и основа плацентарных

млекопитающих

 Маленькая челюсть с тремя крошечными зубами

была обнаружена летом 1998 года в Field

Museum (Чикаго) волонтёрами Dennis Kinzig,

Ross Chisholm и Warren Valsa, просеивавшими

отложения, собранные тремя годами ранее, в

северо-западном Мадагаскаре (бассейн

Mahajanga). Ученые решили, что эта

мини-челюсть, размером в половину зёрнышка

риса, и зубами - с головку булавки,

принадлежала ранее неизвестной разновидности

млекопитающего размером с землеройку,

которое жило в Мадагаскаре (Гондване

Gondwana) 165 -167 миллионов лет назад.
 Млекопитающее, которое назвали Ambondro

mahabo, не только удваивает возраст

древнейших известных останков млекопитающих

острова Мадагаскар, но и на 25 миллионов лет

старше известных трибосфенических

млекопитающих, что разрушает теорию о том,

что подгруппа млекопитающих, которая

охватывает живущие ныне формы (marsupials и

placentals) возникла сначала в северном

полушарии (Лавразии Laurasia).
 “Эта челюсть - первая окаменелость

млекопитающего любого вида, найденного на

южных континентах в этот интервал времени” -

говорит Flynn - “И это намного старше, чем

любое продвинутое млекопитающее с севера,

даже при том, что юрские окаменелости намного

лучше известны от северных континентов.”
 Согласно Flynn, вид Амбондро махабо

представляет группу млекопитающих известных

как Трибосфениды (Tribosphenida), которые

имеют продвинутый набор коренных зубов, что

является характерным для современных

млекопитающих, включая людей, и позволяет 

использовать более эффективный “slice and

grind” метод жевания.
 Этой же группой Флинна на Мадагаскаре были

найдены останки примитивных растительноядных

динозавров (prosauropods), возраст которых -

230 миллионов лет, что на 2 миллиона лет

древнее, чем аргентинский Херрерозавр

(Herrerasaurus). Как только ученые закончат

изучать окаменелости они будут отправлены в

Мадагаскарский Университет в Антананариву.
 Вудберн, Рич и Спрингер (Woodburne MO, Rich

TH, Springer MS (2003) The evolution of

tribospheny and the antiquity of mammalian

clades. Mol Phylogenet Evol 28: 360–385.) считают

Амбондро не только древнейшим

трибосфенидом, но и основой эутерических

(плацентарных) млекопитающих, и, оценивают

точку разделения сумчатых и плацентарных

млекопитающих (marsupial – placental),

используя ослабленный метод молекулярных

часов Thorne/Kishino с наборами данных

аминокислоты для BRCA1 - в 182–190 миллионов

лет, а на рецепторе IGF2 - в 185–187 миллионов

лет.      
 Ранее не было известно никаких окаменелостей

трибосфенид возрастом старше, чем 110

миллионов лет. И, уже после находки

мадагаскарского Амбондро, была обнаружена в

Китае плацентарная (инфракласс Eutheria)

Эомайя скансория (Eomaia scansoria) возрастом

125 миллионов лет. Данные же молекулярных

часов тогда, размещали точку расхождения

Marsupialia/Plancentalia в 170 - 172 миллиона лет

назад, теперь же, есть оценка расхождения

между Марсупиалиями и Эутериями в 186-193

млн лет назад.
 

http://elementy.ru/blogs/users/genveles/33854/

http://www.diary.ru/~genveles/